В Подмосковном Видном разразился скандал вокруг изъятия внутренних органов у гражданина Украины. Отец 19-летнего Максима Шолотюка уверяет, что не давал никаких разрешений на забор органов у сына.Врачи ссылаются на поправки в закон, согласно которым отсутствие официального отказа автоматически означает согласие на трансплантацию. 

Максим Шолотюк поступил в больницу города Видное 22 октября — упав на стройке с трехметровой высоты, парень получил тяжелейшую травму головы. У молодого человека диагностировали ушиб мозга.

Шансов выжить у пациента практически не было. Через два дня — в ночь на 25 октября, у пациента зафиксировали смерть мозга. Трасплантологи из Московского областного научно-исследовательского клинического института (МОНИКИ) прибыли в больницу и изъяли у погибшего сердце и почки.

Отец Максима — Леонид Шолотюк — приехал из Украины, как только узнал о несчастье с сыном. В тот момент, когда врачи констатировали смерть, он уже находился в Видном.

Однако после кончины родного человека гражданина сопредельного государства долго не хотели подпускать к телу усопшего.

- Два дня я боролся, чтобы забрать сына из морга, покуда не вышел на посредников, которые и помогли все оформить, — рассказывает шокированный Леонид Григорьевич. - В морге мне заявили, что мне на то, чтобы забрать сына, потребуется 50 000 рублей. Они предложили купить оцинкованный гроб, угрожали. Я купил такой же гроб, но уже за 12 000 рублей, и на границе никто не требовал и не смотрел, оцинкованный он или нет. Видимо, кому-то выгодно наживаться на чужой беде.

В прозекторскую, по словам Шолотюка-старшего, ему пришлось пробиваться с боем.

— Нас не пускали, и я ворвался в морг с тремя моими друзьями, отбросил одноразовую простыню и увидел, что сын зашит от шеи до пупа, — говорит Леонид Григорьевич. — Операция была на голове, а ребенок разрезан полностью.

Никакого разрешения на изъятие у Максима органов, по словам отца, он не давал.

- Документов мне никто не представлял, я ничего не подписывал, — говорит Шолотюк-старший. — В морге я много подписывал бумаг, но я скажу вам серьезно: там действует диктатура! Это просто ужасная картина: «Здесь, здесь, подпись, давай быстрее!» Только когда мы подняли шум и сказали, что вызовем полицию и прокуратуру, начальник морга сказал, что есть такой закон, разрешающий изымать органы, дескать, приезжает независимая от больницы бригада и производит забор.

По словам заместителя главного врача Видновской ЦРБ Николая Иващенко, речь идет о статье 8 Федерального закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека». 

— Мы как медучреждение изъятием органов не занимаемся, — сообщил по телефону Иващенко. — У кого, когда и кем были изъяты органы, я сказать не могу, поскольку это является врачебной тайной. Однако существуют законы, которые регламентируют забор органов. В статье 8 соответствующего закона говорится о презумпции согласия на изъятие органов. Изъятие органов или тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения поставлено в известность о том, что он при жизни не хотел этого делать, и близкие родственники или какой-либо представитель заявили о своем несогласии на изъятие этих органов.

Специалист по медицинским спорам адвокат Анна Орехова подтвердила, что в данном случае врачи, изымая сердце и почки пациента, руководствовались российским законодательством.

— В России, как и во многих европейских странах, действует презумпция согласия на изъятие органов у скончавшегося, если он перед смертью или его родственники не заявили об обратном, — комментирует ситуацию Анна Орехова. — Конечно, этот закон вызывает много вопросов. Как быть, если человек доставлен в больницу в бессознательном состоянии? Что, теперь нужно всегда с собой носить справку на всякий случай? Но в этом случае врачи действовали в рамках закона, правда, не были оповещены родственники, но механизмы обязывать медиков информировать родных погибших только обсуждаются.

По словам Ореховой, с учетом того что погибший является гражданином Украины, где не действует презумпция согласия на трансплантацию, его родственники могут обратиться с гражданским иском к врачам.

В семье Шолотюков до гибели Максима было восемь детей. Родные похоронили погибшего на родине 28 октября. Сейчас пережившее трагедию семейство не готово к тому, чтобы пытаться наказать медиков за самоуправство.

— Я еще в морге сказал тогда: раз вы так поступили, пусть это идет во спасение другого человека, — говорит Леонид Шолотюк. — В любом случае, Максим похоронен, и для меня сейчас было бы тяжело пережить это все еще раз.

- Все ли было сделано, чтобы спасти моего сына, я не знаю, — плачет мать Максима Надежда Николаевна. — Пусть это останется на совести тех врачей.

По опубликованной информации сотрудники правоохранительных органов начали проверку.

— В случае подтверждения фактов статьи, материалы проверки будут переданы в Следственный комитет для принятия процессуального решения, сообщил начальник пресс-службы ГУ МВД МО Евгений Гильдеев.

Life News | http://lifenews.ru/news/104871