Воскресный инцидент со стрельбой на кавказской свадьбе в центре Москвы вызвал большой общественный резонанс. Напомним, из свадебного кортежа, состоящего из дорогих иномарок, в которых ехали преимущественно дагестанцы, была открыта стрельба. Часть очевидцев утверждает, что стреляли в воздух. Другие уверены, что целью стрелка были машины, обгонявшие свадебную процессию.В понедельник суд оштрафовал Артура Алибекова, устроившего пальбу. На «горячего кавказского парня» наложен штраф в размере двух тысяч рублей. Кроме того, по месту жительства стрелка направлены материалы дела для решения о лишении лицензии на использование и ношение оружия.

Этот нашумевший инцидент в очередной раз поставил вопрос о том, что проблема межэтнических взаимоотношений в России становится все более острой. Мигранты, в первую очередь выходцы из кавказских республик, на улицах наших городов ведут себя порой демонстративно вызывающе. Исполняя, например, любимые танцы в самых неподходящих местах и в самое неподходящее время. Причем россияне в этом отношении разделены на две неравные половины. Небольшая часть либерально настроенной общественности считает, что относиться к таким проявлениям надо крайне толерантно в надежде, что со временем мигранты под воздействием окружающих «перевоспитаются». Большая же часть населения за то, чтобы подобные хулиганские выходки мигрантов жестко наказывались полицией. Существует ли какой-то рецепт для того, чтобы свести к минимуму конфликтные ситуации?

— Межэтнические отношения, наверное, самый сложный вопрос политической современности России, – говорит политолог Павел Салин. – Сейчас мы вообще вступаем в острую фазу этнополитического кризиса, который замешан с кризисом религиозным. Практически каждый межнациональный инцидент сегодня рассматривается и будет рассматриваться буквально под микроскопом.

Трудно вывести некую условную формулу предотвращения таких конфликтов. Думаю, стоит разграничить два аспекта. Если какие-то действия приезжих означают демонстрацию агрессии – это должно сталкиваться с максимально жесткой реакцией властей. Если же сущность конфликта в том, что человек приехал из другой социокультурной среды, где принято себя вести в общественных местах не так как в Москве, и он просто не отдает себе отчета, что здесь его действия могут кого-то задевать, надо стараться действовать толерантно.

В этом смысле как раз показателен инцидент со стрельбой на свадьбе в центре Москвы. Если имела место только стрельба в воздух – демонстрации агрессии здесь нет. Есть только разные представления о том, чего можно, чего нельзя делать в общественном месте. Не секрет, что стрельба на свадьбе в республиках Северного Кавказа – дело довольно обычное… А вот если была и стрельба по обгоняющим свадебный кортеж машинам – это уже явно транслируемая окружающим агрессия. Судя по тому, что задержанных отпустили, ограничившись символическими штрафами, агрессии не было, или же полицейским пришлось сделать вид, что не было.

Но проблема еще и в том, что коренное население Центральной России зачастую не может различить, когда гости с Кавказа ведут себя вызывающе, а когда они просто веселятся, как привыкли. В данном регионе отсутствует продолжительный опыт сосуществования культур, особенно таких непохожих, как русская и кавказская. Если смотреть взглядом среднестатистического россиянина, стрельба в воздух несет в себе более агрессивный заряд, чем исполнение лезгинки в центре города. Но стоит напомнить, что, когда на Ставрополье и в Краснодарском крае пошла волна массовых исполнений лезгинки, она столкнулась с жестким противодействием коренного славянского населения. Люди там, имевшие опыт общения с жителями северокавказских республик, в принципе понимали, каким будет логическое развитие событий, если оставить подобные проявления без внимания. Тут дело в оттенках поведения. Человеку неподготовленному трудно просчитать, что за ним стоит. Я думаю, выход только в том, чтобы как можно больше информировать людей разных культур о ментальных кодах того или иного народа.

«СП»: — А на практике, что это подразумевает? Может быть, стоит вводить специальные уроки межэтнических отношений, как для жителей Центральной России, так и для приезжих с Юга?

— В советское время был жесткий контроль над миграцией, которая шла в значительно менее серьезных масштабах, чем сейчас. Переселенцы из республик СССР, с Северного Кавказа оседали в Москве и других регионах России в очень небольших количествах. В результате происходила культурная ассимиляция. А сейчас идет обвальная миграция. Запустить ассимиляционные механизмы практически невозможно. Даже если допустить, что никто не будет играть на межнациональных противоречиях. Но сегодня очень много политических и медийных сил, которые со своими целями пытаются играть на этой ситуации, тем самым нагнетая и ухудшая ее.

«СП»: — Каким вам видится развитие ситуации? Возможно ли в современных условиях возвращение к советской модели ограниченной миграции и ассимиляции приезжих?

— Если в отношении внешней миграции из Средней Азии при наличии политической воли можно что-то сделать, то с внутренней миграцией все гораздо сложнее. Поскольку люди с российскими паспортами могут по стране перемещаться свободно, жить, где они могут и хотят. При нынешней власти пойти на такой непопулярный шаг, как введение внутренних цензов оседлости для выходцев с Кавказа, практически невозможно. И власть это понимает. Поэтому она сейчас пытается сделать ставку на запуск новых ассимиляционных механизмов. Какие-то утечки в СМИ уже появились о том, что национальным диаспорам будут выделять гранты для работы с молодежью. В любом случае надо смотреть на конкретные меры, которые, я думаю, будут предложены в ближайшие месяцы. В России обостряется этнополитический кризис, который уже угрожает стабильности всей политсистемы. Я думаю, очень скоро обществу будет предложена комплексная программа по борьбе с этим кризисом. А может быть и несколько конкурирующих программ, вот тогда нужно будет смотреть на то, какая из них эффективней.

— Рецепт только один – введение режима нулевой толерантности ко всем мигрантам, нарушающим российские законы, – считает профессор МГИМО Валерий Соловей. — Эти юные негодяи, в минувшее воскресенье совершившие хулиганство в центре Москвы, имеют российское гражданство. Следовательно, обязаны соблюдать общероссийские законы, какие бы там у них ни были национальные традиции. Если они этого не хотят – надо заставить. Увещевания или уговоры в данном случае бессмысленны. Мало того – вредны. Они только распаляют разнузданность. Действенна в подобных ситуациях только жесткость. В рамках закона, разумеется. Посидели бы несколько суток в «обезьяннике», не попали бы на свадьбу – это бы произвело на нарушителей гораздо большее впечатление, чем небольшой штраф. Это очень характерная ситуация для современной России, когда закон используется избирательно по этническому признаку. Для одних он предусматривает поблажки, для других – всю, порой чрезмерную жесткость закона.

«СП»: — Почему же к нарушителям спокойствия в данном случае была проявлена мягкость?

— Потому что полиция традиционно не любит обострять отношения с кавказцами. Есть информация, что на этот счет имеется негласное указание – кроме самых крайних случаев, к кавказцам относиться лояльно. Возможно, не обошлось без мзды. Мягкость полицейских к выходцам с Кавказа уже приводила к массовым столкновениям в Москве. Напомню о едва ли не восстании, произошедшем в декабре 2010 года на Манежной площади. Оно было вызвано именно беззаконными действиями московской полиции.

«СП»: — На ваш взгляд, стоит ли ожидать ужесточения политики по отношению к мигрантам?

— Системно – нет. Наша власть опирается на этнические меньшинства, в первую очередь северокавказские, чтобы с их помощью подавлять то большинство, которые представляют в нашей стране русские. Таким образом, воспроизводится советская политика образца 20-30-х годов прошлого века. Власть откровенно боится русского большинства и потому считает, что права и интересы русских должны ущемляться в пользу малых этнических групп.

«СП»: — Может ли привести подобная политика к образованию национальных анклавов на территории Центральной России?

— Нет, пока политика эта будет приводить все к новым межэтническим столкновениям. В сущности, это мы уже наблюдаем. Я думаю, в обозримой перспективе стоит ждать значительно более масштабных выступлений, чем пресловутая «Манежка».

Между тем 24-летний Артур Алибеков, задержанный накануне после стрельбы на свадьбе в Москве, оказался довольно активным нарушителем ПДД. Как сообщает Life News, жених, который всего-то 4 года назад сел за руль, за последние два года был оштрафован аж 22 раза.

Сам Алибеков уверяет, что стреляли не его гости:

- Москва — город большой. Только мы на своем пути три свадьбы встретили. Возможно, нас с кем-то перепутали! — рассказал накануне жених. — Никто не стрелял. Если у кого-то что и нашли, то там есть все документы! Просто на ровном месте искусственно создали резонанс c такими оттенками, которые не имеют никакого отношения к свадьбе!

СвободнаяПресса | http://www.svpressa.ru/politic/article/59262/