Осколки хрущевской застройки — ветхие серые пятиэтажки на столичных задворках — притягивают бомжей, преступников, иностранцев-нелегалов.

Оставшиеся жители полурасселенных домов в состоянии перманентной паники.

- Нерусские взорвут нас, подожгут! Осталось жить нам мало. Спасите нас, защитите нас!

- Война идет между какими-то этническими группами. Страшно здесь жить.

О наркоторговле — Павел Климачев, депутат муниципального округа Гольяново: «Там Гусейнов Натик торгует уже лет 10. Его все знают«.

В подъезде — ни одного стекла, разбиты лампочки, изувеченные стены и двери, что всегда открыты. Съемочная группа «Вестей» беседует с жильцами:

- Дверь поджигали? 
- Вон, смотрите, горело все. 
- А за что вам? 
- За то, что жаловалась. 
- То есть, вы позвонили в полицию, а вам дверь подожгли? 
- Да.

Расселенные квартиры аккуратно опечатаны районными властями. Но пустует московская недвижимость только на бумаге.

Окружной депутат Климачев насчитал вокруг пятиэтажек 3 точки по продаже наркотиков. Каждая под охраной. В объектив депутатского фотоаппарата попали и полицейские. О чем они беседуют с отрядом крепких мужчин и над чем дружно смеются, Климачев не слышал.

Район Гальяново, метро Щелковская. Совместная операция федеральной миграционной службы и полиции. Обследуется квартира за квартирой. Во многих квартирах одного из расселенных домов нелегально проживают иностранцы. Сейчас вскрывается одна из них. Есть подозрение, что там варятся наркотики, употребляются. Там же наркоманы и спят.

В день проверки большинство нелегалов будто растворились. Заваленные хламом, зловонные квартиры обитатели покидали спешно. Мешок с подозрительным веществом даже не пытались спрятать.

Расселенные, формально пустующие квартиры — типичная статья дохода этнических преступных групп. В Москве для приезжего в цене — любая крыша.

Сколько в Москве иностранцев на нелегальном положении, посчитать, понятно, невозможно. Но тяжесть и количество преступлений, которые они совершают, заставили МУР создать специальный отдел по борьбе с этническим криминалом.

«Если есть организованная этническая преступность, есть и главари. Они сюда приезжают — у них нет ничего, здесь же им нужно обеспечить себя определенной техникой, чтобы совершать преступления, машинами, получить оружие, нужно место, где остановиться«, — рассказывает Александр Трушкин, начальник управления Уголовного розыска по г. Москве.

Вести | http://www.vesti.ru/videos?vid=517651