Porsche Cayenne с красными номерами немецкого посольства на скорости 110 километров в час сбил переходящих дорогу по зебре студентов. Семнадцатилетние Александр Евтеев и Андрей Камынин погибли на месте. Беньямин Томас Хоберт, пользуясь дипломатической неприкосновенностью, отказался выйти из машины и сдать тест на алкоголь. Уехав с места ДТП в подоспевшей машине консула, Хоберт вскоре вернулся в Германию.

Он избежал российского суда и уехал в Германию, где получил мягкий условный приговор. Родителям погибших студентов Хоберт даже не принёс извинений.

С момента трагедии на проспекте Вернадского прошло почти два года. Для матери погибшего под колёсами дипломатической машины Андрея — Ольги Камыниной — трёхчасовое судебное заседание — еще одно испытание. Как сдержать слёзы, когда судья задает вопрос «как вы узнали о смерти сына». Это гражданское судопроизводство. Здесь речи о вине не идёт, лишь абсурдный по-человечески и обыденный юридический вопрос: сколько стоит потеря единственного сына. Ответчика представляет адвокат Вольфганг Шнайдер.

«Мы предложили семьям обоих погибших компенсацию в размере свыше миллиона рублей. Мы хотели показать, что нам небезразлично то, что произошло», — заявил Шнайдер.

Итог разбирательства — мировое соглашение. Но это тот случай, когда сухие слова нормативно-правовых актов входят в противоречие с чувствами матери.

«Мне сама формулировка не нравится, что это мировое соглашение, — говорит Камынина. — По-другому у них нельзя сформулировать. А какое у меня с ним может быть мировое соглашение? Они почему-то не могут сказать, что это либо договор, либо компенсация за потерю ребёнка, либо пусть просто страховая выплата».

Приговор по уголовному делу Хоберта самим немцам показался слишком мягким. Porsche Cayenne с красными номерами немецкого посольства на скорости 110 километров в час сбил переходящих дорогу по зебре студентов. Семнадцатилетние Александр Евтеев и Андрей Камынин погибли на месте. Беньямин Томас Хоберт, пользуясь дипломатической неприкосновенностью, отказался выйти из машины и сдать тест на алкоголь. Уехав с места ДТП в подоспевшей машине консула, Хоберт вскоре вернулся в Германию.

На родине против него возбудили уголовное дело, закончившееся самым мягким из возможных приговоров — год условно и лишение прав управления автомобилем. На месяц. В России Хоберту грозило бы семь лет лишения свободы. Но в Германии суд проходил за закрытыми дверьми, даже без родственников погибших.

В России в присутствии суда страховая компания Хоберта обязалась выплатить матери Андрея Камынина 25 тысяч евро за моральный и материальный ущерб и ещё 2 с половиной тысячи в компенсацию затрат на похороны. У истца есть месяц, чтобы оспорить это решение. Кроме этого, адвокат Хоберта пообещал поинтересоваться у клиента, не готов ли он лично выплатить десять тысяч евро семьям погибших. У адвоката Ольги Камыниной нет сомнений, что эта сумма Хоберту по карману.

Томас Хоберт недолго жил в качестве пешехода. С момента получения условного срока и лишения водительских прав на месяц прошел год. По дорогам какого города и в каком состоянии передвигается бывший учитель немецкого — неизвестно даже суду. Повестку на сегодняшнее заседание почта доставить не смогла — по адресу старому Хоберт не проживает, а новый решил не сообщать.