В Тимирязевском районном суде рассматривают иск двух бывших учителей школы № 847 — историка Марины Ступич и преподавателя литературы Светланы Шамаевой — к директору учебного заведения. 

На фото инициатор увольнения двух русских учителей Камаля Новрузова, которая сама приехала в Москву из Азербайджана и сейчас оформляет российское гражданство.

На фото инициатор увольнения двух русских учителей Камаля Новрузова, которая сама приехала в Москву из Азербайджана и сейчас оформляет российское гражданство.

Руководство школы обвинило Ступич и Шамаеву в разжигании межнациональной розни и уволило.

«Кто не придет в черном, тот фашист»

Эта история началась с трагедии. 27 февраля этого года у станции метро «Петровско-Разумовская» при странных обстоятельствах был убит ученик школы Ислам Абдулганиев. 16-летнего мальчишку неизвестный пырнул ножом на остановке общественного транспорта, на виду у десятков людей.

Гибель Ислама в школе — переживали все. 15-летний Эдик Даниелян, учившийся с погибшим в одной параллели, решил организовать сбор средств в пользу родителей погибшего.

Что ж, дело благородное — кто по 100, кто по 200 рублей — ученики понесли Эдику пожертвования. Но парень, в силу юношеского максимализма, на этом не остановился — и призвал всех учеников в день похорон Ислама придти в школу в черной одежде.

— Он говорил так: кто не придет в черном и не принесет цветов, тот фашист. Рассказывал ребятам, что Ислама русские убили, а учителя им, убийцам, якобы сочувствуют! — рассказала одна из учительниц школы.

Когда эти разговоры дошли до преподавателя литературы Марины Ступич, она решила разъяснить парню ситуацию: мол, нужно дождаться окончания расследования и суда, а потом уже кого-то обвинять. И добавила: за клевету у нас предусмотрена уголовная ответственность.

- После чего мама Эдика пришла в школу и заявила, что Марина чуть ли не угрожает ее сыну! Но ведь она просто объяснила, что не нужно переходить на национальности, — пожимает плечами Наталья Царёва.

А тем временем родители учеников бросились звонить педагогам с одним вопросом: что значит — все обязаны придти в черном и сдать по 200 рублей? В пересказе школьников пожелания Эдика Даниеляна стали чуть ли не приказом. Между русскими ребятами и школьниками других национальностей начались словесные перепалки. Мальчишки и девчонки все пытались выяснить между собой: кто убил их Ислама, русский или нет?

И первого марта, в тот день, когда все должны были придти в черном, терпение учителей лопнуло.

«Все национальности в школе объединяются против русских»

52-летняя Светлана Шамаева — женщина с большими грустными глазами. Мы беседуем с ней в коридоре Тимирязевского суда после окончания очередного заседания — и она взволнованно объясняет мне, что на самом деле пыталась донести до детей.

- У меня был урок литературы с девятым «а» классом. Но он начался с того, что меня один ученик спросил: смерть Ислама — это случайность или нет? Я сказала — это могла быть и фатальность, и случайность. А потом дети начали говорить мне, что уже начинаются конфликты. Что объединяются дети разных национальностей против русских в школе. Что уже ребята с ножами начали на занятия ходить, — говорит Светлана Шамаева.

По ее словам, именно новость про то, что ребята начали вооружаться, и подтолкнула ее произнести перед школьниками пламенную речь, которая стоила ей любимой работы.

- Я сказала ребятам других национальностей: раз уж вы приехали в нашу страну, будьте любезны подчиняться нашим единым законам и не перетягивать одеяло на себя. Не надо собираться стайками — надо быть солидарными, — уверяет Шамаева.

Она также напомнила ребятам, чьи родители приехали в Москву из ближнего зарубежья, что здесь у них есть все возможности учиться и развиваться.

- Я им сказала: все республики гнали русских и продолжают гнать сейчас. Но Россия с вами так не поступает! Она вас принимает: она дает вам бесплатное образование, развивать свои способности, ходить в музыкальные секции, в спортивные группы, — пылко объясняет Светлана Шамаева.

По ее словам, все, что она попросила у ребят, — это соблюдать российские законы. Однако несколько учеников в классе сочли ее слова обидными.

 «У нас государственный язык – русский – на русском и говорите!»

Эта история могла бы остаться в стенах класса, если бы 15-летняя Сона Новрузова  (подло) не записала пламенный монолог своей учительницы на диктофон.

Девушка показала запись своей маме. И завертелось.

— Я когда запись послушала, сама сперва не поверила. Все-таки Светлана Станислововна… такая интеллигентная женщина. Как она могла такое детям говорить? — 35-летняя Камаля Новрузова от возмущения отчаянно жестикулирует. На заставке ее мобильного телефона красуется флаг Азербайджана. Женщина с мужем и двумя детьми приехала в Москву в далеком 1999 году. Сейчас семья оформляет российское гражданство.

Камаля признается: особенно ее обидели рассуждения педагога о том, что в Великой Отечественной полегли тысячи русских.

— А разве другие национальности не воевали? Разве азербайджанский народ не понес потери? — недоумевает Камаля. И показывает мне выписку, которую она недавно запросила из фонда «Мемориал». Документ — о том, что ее дедушка воевал на фронтах той страшной войны…

В распоряжении редакции есть запись монолога Светланы Шамаевой. Вот, например, та самая цитата о Великой Отечественной войне:

«Я считаю, что эта земля, которая отвоевана моими родственниками и тысячами таких же простых русских солдат… И я имею право диктовать здесь свои условия! И вам не дано здесь устанавливать свои правила!» — срывающимся голосом говорит Светлана Шамаева. Точнее, уже почти кричит.

Еще цитата: «Когда едешь в транспорте… И каждый на своем языке — тэтэтэтэтэ. Ты в государстве, где государственный язык русский, ты обязан разговаривать на русском языке. Это тоже ущемление наших прав. Почему вы считаете, что ущемление русских — это абсолютно нормальное явление? Почему вы считаете, что вы здесь можете себя вести так, как вы бы себя в своих аулах не повели?».

53-летняя Марина Ступич попала «под раздачу» случайно: во время монолога учителя литературы учитель истории зашла в класс, чтобы занести дневники. И позицию коллеги полностью разделила. Сказала: «Да, ребята, всё правильно!»

Директриса испугалась азербайджанской диаспоры?

Камаля Новрузова обиделась всерьез — и пошла к директору. Как утверждают педагоги, мать школьницы потребовала уволить Шамаеву, и Новрузова даже пригрозила диаспорой — мол, если педагоги останутся в школе, я покажу эту запись соотечественникам.

- Я не угрожала, — парирует Камаля Новрузова. - Ну да, сказала, что запись покажу азербайджанской диаспоре. Но вообще-то я и другим бы диаспорам могла показать — таджикской, узбекской… А что такого? 

(Может опубликовать фото,адрес и пр. информацию о Камали Новрузовой? «А что такого? »- прим. редакции Нет Беспределу).

Так или иначе, директор школы Ирина Жданенко решила не доводить дело до скандала. И уволила Марину Ступич и Светлану Шамаеву на следующий же день после визита родительницы! Женщины просили дать им возможность уволиться хотя бы по собственному желанию, но директриса пошла на принцип. И фактически сломала женщинам карьеру.

На защиту учителей встали родители учеников.

Стоило ли педагогам вообще затевать этот разговор с учениками? Промолчи, проведи урок и иди домой. Сделай вид, что в школе всё нормально, и будешь спокойно себе работать.

- Наверное, я была чересчур эмоциональна, — пожимает плечами Светлана Шамаева. — Но я искренне так считаю, по-другому говорить не умею. Я не призывала ребят к вражде — наоборот, говорила, как важно подчиняться закону!

- Может, надо было дать ребятам возможность скорбеть по погибшему товарищу?

- А кто им мешал? Но они устроили какую-то показуху, а это ненормально.

«Уволена за аморальное поведение»

Все четыре с половиной месяца, что прошло с момента увольнения, Светлана сидит без работы — с формулировкой «уволена за аморальное поведение» найти новое место не так-то просто. На руках у нее — пожилые родители. И денег в семье категорически не хватает.

- Мы в суд не хотели идти. Но нам принципиально важно добиться, чтобы Свету и меня восстановили на работе. Чтобы признали обвинения против нас незаконными, — говорит Марина Ступич.

Работать в этой школе женщины и не надеются. Они уверены: на следующий же день их уволят снова. Намерены добиваться справедливости.

Не собирается сдаваться и Камаля Новрузова. Женщина заявила, что после произошедшего ее дочке Соне якобы стали поступать угрозы.

- Мы этого так не оставим! Буду обращаться к участковому. Мне просто уже страшно за нее, — говорит Камаля.

- Скажите, а вам не жалко педагогов? Ведь они остались без работы, — интересуюсь я.

- Нет! За что их жалеть?! Таким с детьми работать нельзя!

К слову, здесь Камаля Новрузова явно в меньшинстве. Все остальные родители школяров — на стороне учителей. И среди них далеко не все — лица «славянской национальности».

- Все ученики и мы, родители, хотим, чтобы Светлана и Марина вернулись в школу. Дети их очень любят, — качает головой 51-летняя Марина Гогберашвили. - Мы еще в советское время в Москву приехали из Грузии. И я детей всегда так воспитывала: «мы живем в Москве, здесь свои законы, будем их уважать».

По словам Марины Гогберашвили, поведение Новрузовой ей непонятно.

- Я вот тоже приезжая. Но мне стыдно, когда меня с ней сравнивают! Меня это оскорбляет! — возмущается грузинка.

Призывов к насилию не найдено

Уволенные педагоги попросили независимых экспертов провести лингвистическую экспертизу спорной аудиозаписи. И никаких призывов к насилию эксперты МГУ не нашли!

«В речи учителей не содержится высказываний, содержащих суждения о неполноценности граждан какой-либо национальности, конфессии или социальной группы по сравнению с другой нацией или социальной группой», — говорится в выводах экспертизы (копия есть в распоряжении «Комсомолки» — прим. ред.).

Не увидели специалисты и призывов к насилию. Так за что же тогда пострадали Светлана Шамаева и Марина Ступич?

Судебный процесс еще не закончен. Вполне вероятно, что женщин все-таки восстановят и обидные формулировки об «аморальном» поведении в их трудовых признают недействительными.

- В моем классе еще год назад был полный ужас: ассирийцы били дагестанцев. Дагестан бил Азербайджан. Азербайджан бил Армению. Там было такое месиво! Я с ними поработала, славу богу, сейчас не возникает национальных конфликтов, — признается Светлана Шамаева.

С ее уходом дела в классе всё хуже. Ученики Шамаевой и Ступич до сих пор переживают: и смерть мальчишки, и увольнение учителей. И делают выводы. Вот только насколько они будут правильными?

СПРАВКА

Школа № 847 находится на Коровинском шоссе. Почти 25 процентов учеников – представители разных национальностей. В школе бок о бок учатся русские, дагестанцы, таджики, узбеки, азербайджанцы, армяне, грузины.

Комсомольская правда | http://msk.kp.ru/daily/26095/2995038/

Аудио запись разговора учителей с учениками школы № 847